Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

О блоге

В блоге освещаются темы защиты социально-трудовых, жилищных, образовательных и иных прав граждан, а также некоторые общественно-политические сюжеты и проблемы системы здравоохранения РФ.

Распахнул пустое небо – по-английски, втихаря... (умер Дерендяев)




Сегодня в семь утра скончался Сергей Семенович Дерендяев - историк, поэт, писатель, театральный сценарист, педагог, человек, оказавший серьезное влияние на несколько поколений ижевской интеллигенции. Учитель.

Его имя почти не встречалось на страницах региональных СМИ. Он - тонкий мыслитель, глубокий знаток мировой истории и литературы - не издавал научных трудов, и даже его блестящие литературные опыты (он работал в малых формах) были напечатаны  лишь полтора года назад небольшим тиражом. Увесистая, но такая неполная книжка Дж.Кукумбера "Кука с макой" была издана благодаря энтузиазму самого Семёныча (так мы его звали между собой) и нескольких его учеников и друзей.

Влияние Дерендяева проявлялось в личном интеллектуальном контакте со студентами (истфак УдГУ), школьниками (Гуманитарный Лицей), артистами самодеятельных театральных студий (театр политсатиры "Балаган", театр скупого мужского юмора "Прости-Прощай", театр "Пенелопа"). В общении, спорах Сергей Семеныч  неожиданно оказывался словно на шаг впереди тебя, твои личные выводы и обобщения нередко выглядели частным случаем его более широкой системы.

Так случилось, что с какого-то момента жизни я оказался вне тесного дружеского и интеллектуального контакта с Дерендяевым, и мною это всегда воспринималось как серьезная потеря. Сегодня эта потеря стала необратимой.


Так уж выпало тебе - куролесить на краю,
Проклинать и костерить, всей душой боготворя.
Крылотяпым суждено вечно липнуть к фонарю.
Крылошлёпые летят от фонаря, от фонаря.

Ты ушёл по темноте, тревожно шлёпая крылом,
Распахнул пустое небо – по-английски, втихаря.
И забил ты это место чудом, светом и теплом,
И ты сам уже похож на фонаря, на фонаря.

А потом оно накатит: дескать, весь я не помру!
И торчать определишься среди вечного старья.
Крылотяпых так и тянет, так и манит к фонарю.
Крылошлёпые летят от фонаря, от фонаря.

                                                             Дж.Кукумбер

Первый в Ижевске вербатим

Оригинал взят у stepurina_na в Первый в Ижевске вербатим
Хотела настрочить отзыв на спектакль - вербатим "Про завод и про меня" театра-студии ИРЗ. Но поняла, что размусоливать ничего не хочу. На такой спекталь нужно просто идти и смотреть. Мне вообще было хорошо, я смеялась. И не просто там смеялась, вроде так как по задумке ты здесь должен смеяться, вот и смейся. Нет. Для меня это был некий стеб и жизненная правда. Я ведь тоже 3 года на заводе работала. И знаю, что такое ОПР и ИТР. Знаю, что им друг друга не понять, как у нас олигархия не понимает простой русский народ. Знаю, что такое долбаный режим - от 8.20 до 17.00 будь добр сиди на месте. Знаю, что такое, когда старое поколение вечно ворчит, а молодое вешается от рассказов по типу " а вот в 1986, да при таком-то директоре у нас все хорошо было, заказы были, а потом пришел топ-козел и все испортил. Как хорошо было в Советском Союзе." Знаю, что молодежь хочет только опыта пару лет и скорее со всех заводов свалить, а старики не уходят. Они привыкли. Они по-другому не могут.
Я когда 4 года назад пришла в НИИМТ, то думала, что смогу все изменить. Думала, что расшевелю это болото. Налажу управленческий учет, снизяться расходы, по локалке все файлы будут взаимодействовать, обнавляться (типа оперативный учет). Что-то из этого мне удалось. Чтобы веселей было жить, я стала проводить зарядку у себя в отделе. Как для усталых и замученных бухгалтеров и экономистов это было весело. Я анекдоты всякие травила, песни пела, мы стенгазеты рисовали. Я в честь 9 мая заствила всех пойти посадить новые деревца у входа. Короче пыталась что-то делать. И было реально весело.
Но во всем этом есть и было для меня что-то тяжелое и неподъемное.  Как будто ты ведешь под руку старого деда, хочешь ускориться, пойти быстрее, а он не дает. Ему каждый шаг делать тяжело, он на палочку опирается и не дай Бог вот-вот рухнет. В итоге я ушла. А спекталь всё это мне снова напомнил. Я находила аналогии и смеялась. И вербатим для этого - идеальный формат. Тут ничего придумывать как раз не надо. Люди просто работают, просто живут. И об этом говорят.  Паша Зорин как всегда удачно смог это все обыграть. Радиозавод должен гордиться сосбой, что такие люди там остаются и работают. И делает завод интересным местом работы. Это ценно.

Театральное



Впервые побывал на спектакле молодёжного театра-студии "Les Partisans" (реж. Павел Зорин, он же borhes ). При всех претензиях и к режиссеру и к артистам, не пожалел, что выбрался и вообще рад, что такой проект у нас в Ижевске есть.
Ходили мы на «Концентрацию» (этот спектакль сегодня был показан) втроём – я, Пентегов и Ксения, которая как новый наш обозреватель по вопросам культуры пишет рецензию в следующий номер «Дня». Насколько я понял, рецензию она собралась писать, скорее, отрицательную, чем положительную, а я вот лично противоположного мнения.

Если ты выходишь после спектакля и думаешь о нём, а не о других каких-то вещах, то значит, феномен театрального там присутствовал. И это уже само по себе оправдывает. А мы – пока отвозили Ксению на Пушкинскую - даже так активно поспорили насчет идеи постановки, а когда ехали на Гагарина, тоже с Пентеговым увиденное обсуждали. Правда, разговор наш с Алексеем быстро скатился на то, похожа ли главная актриса на нынешнего редактора ТРК «Моя Удмуртия» Лену Берлин или нет, и к тому, насколько стройные ноги главной героини украсили постановку (мой тезис), но, уверяю, этим наша дискуссия не ограничилась.

Теперь по сути.
Не покидало ощущение, что в постановке присутствовало два разных вида пластики или манеры игры, если угодно. Одна – реалистическая, вторая – условная, почти фарсово-карикатурная. Парнишка, который так выразительно и гламурно извивался, играя оператора с телекамерой, – на одном полюсе, а Анастасия Степурина в роли Панноники с монотонно трагической интонацией  – на другом. И уже от этого единое действие распадалось на какие-то лоскутки.
И вообще – маски масками, но образы персонажей выглядят весьма схематическими. Откуда такая замечательная и благородная Панноника взялась, каким образом произошло душевное перерождения надзирателя – осталось психологически необоснованным, очень условным.

Я не читал ни роман Амели Нотомб, ни тем более пьесу и не знаю, как там строится повестовование, но, мне кажется, выходом в этой ситуации могли бы быть внутренние монологи (рассказы) основных персонажей, которые связали бы происходящее с прошлым и дали бы концентрированное выражение настоящего, зажатого во временные рамки спектакля. А то получается такая попытка «мхатовского» стиля без «мхатовской» основательности и постепенности.
Массовке, которой отведена преимущественно роль пантомимы, тоже очень хочется дать какой-нибудь текст для говорения. Это, кстати, позволило бы не провисать в пустоте фразам персонажей первого и второго плана.

Идеологически в спектакле «цепляет» вовсе не сатира на систему современной «шоу-кратии», которая лежит там на поверхности, а тема ответственности за происходящее даже тех, кто держит нейтралитет или объявляет пассивное и (или) индивидуальное сопротивление системе. Есть вещи, в которых нейтралитет держать невозможно, а индивидуальная тактика выживания оборачивается стратегическим предательством.